Главная
страница
Коллекция
Музея
История
Музея
Авторы
проекта
Художники
Музея
Новые
поступления
Партнеры
Музея
Помощь
Музею
Контакты
НПГ
Музей портрета «Национальная портретная галерея». Museum portrait "National Portrait Gallery" Коллекция музеяАсов Александр Игоревич
 
Музей портрета:
 
 
Андропов Юрий Владимирович
Андропов Юрий Владимирович
Ольга Княгиня
Ольга Княгиня
 



Поделиться с друзьями:

Предыдущий файл НачалоАсов Александр ИгоревичСледующий файл
Асов Александр Игоревич
Асов Александр Игоревич .


Род деятельности: писатель, журналист, историк и филолог

Увлечения: музыка, компьютерная графика, фото и видео, яхты, горный туризм и путешествия

Родился в селе Сокольском на Волге, в Ниже­городской об­­­ласти в семье учителей. Закончил школу в г. Го­роховце Влади­мирской области. Был ди­рек­тором краеведческого музея. Затем закончил Московский госу­дарст­вен­ный университет и аспирантуру, философ, эколог и геохро­но­лог, определял и уточнял даты событий древней истории, свя­занных с геологическими и экологическими ката­строфами. Семь лет работал ли­­­­­те­ра­турным сотрудником в журнале «Наука и религия» (с 1991 по 1998), с 2004 года вновь в штате журнала, зав. отделом славянской истории. Член Союза писателей России, член Союза журналистов Москвы, член-корреспондент Между­народной Ки­рилло-Мефодиевской академии славянского просве­щения, ака­демик Русской Православной академии. Автор 30 книг по древней славянской истории и культуре, а также романов, повестей, рассказов, поэзии. Общий тираж книг более 3,5 миллионов экземпляров. Перевёл с древне­сла­вян­ского языка «Книгу Велеса» и «Боянов гимн» (общий тираж 20 изданий более 355 тыс. экз.), есть чешское издание. Издавался также в Сербии. С болгаро-помакского языка перевёл «Веду славян». Реставрировал славянский эпос: «Книгу Коляды». А теперь выпустил роман-сказание «Волшебник из Асграда», основанный на древних волжских преданиях, также сказку «Ярослав Буслаев и волшебники Китеж-града». Высшим своим спортивным достижением полагаю восхождение на Эльбрус в 2004 году.



Сказки бабы Любы




Баба Люба. Фото 60-х годов

Некоторые сказания, помещённые в «Гамаюновы песни» а затем и в «Книгу Коляды», и теперь также в роман «Волшебник из Асграда» были услышаны мной ещё в раннем детстве и в школьные годы, они были собраны на Волге, а также потом на Владимирщине.

Любовь к русским сказкам и легендам я унаследовал от своей бабушки Любы. А родился я на Волге в селе Сокольском, что в Нижегородчине. Это сказочный, можно сказать, берендеевский край. И предки мои были в сем краю священниками и крестьянами, бурлаками и рыбаками. Но более всего славились они тем, что знали старинные сказки, предания. Послушать сказки бабы Любы (Любови Яковлевны Кузнецовой, матери моей мамы) приходили дети и из соседних домов, со всей улицы.

В нескольких верстах от границы Сокольского района есть усадьба А.Н. Островского, который по местным берендеевским легендам написал известную всем сказку «Снегурочка», где рассказал о Берендеевом царстве, о поклонении Яриле и Велесу. А ведь узнал эти легенды барин от предков наших или близких родственников. И поныне я храню плёнку с записью нашей родовой сказки о Снегурочке, которую я сделал, когда баба Люба была еще жива...



Веду экскурсию в краеведческом музее. Гороховец, 1977 г.
Ой, и мало я ценил то время! И жалею сейчас об этом. Это было обычно: и сказки, что рассказывала баба Люба, и русская печка, и ткацкий станок на чердаке, и домотканая рубаха, и куры в сенях, и даже... куричий бог (горшок на заборе), дух-шилишига за печкой, волшебный урошный камень, святая вода у иконки святого Николая...

А рядом, почти под окнами, катит волны величественная, святая Волга-матушка. И здесь же Пановы горы, укрывающие колдовские тайны панов — древних подземных жителей. И где-то рядом сказочные берендеевские леса. И недалече Ярилино озеро — Светлояр, в коем сокрылся святой Китеж-град... Говорят, что путь к тому граду охраняет Медвежий Царь. И ведь он, как я сейчас знаю, и есть сам бог Велес...

Через много лет я понял, что все это были чуть ли не последние приметы старины и что в городах о такой жизни только слышали, да и в деревнях по-старому уже мало кто жил. А ныне, почитай, и вовсе никто не живёт.

Тогда-то я и начал сам рассказывать сказки. Рассказывал соседским детям и то, что слышал от бабы Любы, и то, что знал из книг. Но чаще связывал разные сказки, былины, перепевал их. Так рождались песни об Иване и Насте, о Бабе-Яге и Кащее, о Белом и Чёрном князьях.

Будучи в школе — а тогда мы жили в старинном городе Гороховце Владимирской области, — я, с помощью родителей, устроил школьный исторический музей. Мы собирали местные легенды, старинные цер­ковные книги, изучали древнюю историю родного края. Тогда по книгам родителей я освоил старославянский язык.

И стал записывать легенды и сказки, по ним с друзьями устраивал спектакли... И кое-что от тех времён у меня сохранилось доныне, и это также вошло в книги.



Корабль «Звёздной Книги»



«Звёздная Книга Коляды»... Её также называют «Золотой Книгой Коляды» или просто «Золотой Книгой». Известна она и под именами «Гамаюновы Песни» или «Глубинная Книга». Она же «Голубиная Книга», «Животная Книга».

Меня всегда занимала эта традиция. Словно эхо от волшебной песни, слышались строки из этой книги и в сказках бабы Любы, и в леген­дах, и в преданиях... Глубинный духовный смысл этой традиции открывался при сопри­кос­новении с тайными течениями русского право­сла­вия.

Дело в том, что в разные времена части Гамаюновых песен хранились общинами, скитами (так именовались тайные толки русского православия). И даже в тех изводах «Голубиных» и «Жи­вот­ных книг», что были изданы в прошлом и в начале нашего века, можно найти много общего с собранной мной по осколкам «Звёздной Книгой».

К наследию этой тайной православной традиции вначале я прикоснулся в раннем детстве, еще не осознавая того. Эта традиция передавалась от предков моих по линии бабушки Ольги, матери отца, по линии Высотских (Высоцких) и Горских. Это род — священнический и дворянский с глубокими корнями, гербами, славной древней историей и сокровенными тайнами.

Об этом подробно я рассказал в статье: «Легенды и были рода Асовых (по линии Горских-Высоцких).

Также рассказ о наших родах по линиям крестьянским, в основном по роду Асовых, я записал на магнитофон в 1998 году в деревне Пушкарёво Сокольского района Нижегородской области у бабушки Анны Асовой-Софроновой (в том году ей исполнилось 95 лет) Эту запись я выложил тут (это файл в формате mp3, размер 9 MB). Интересно послушать старый наш волжский говор, ведь так, как бабушка Анна, теперь уж мало кто говорит. Вопросы на этой записи в основном задаёт мой отец, Игорь Иванович Асов, иногда спрашиваю и я, рядом сидят дядя Лёня, сын Анны, и соседка. А картину с Родословным древом рода Асовых (Горских-Высоцких) я выложил — тут (это файл в формате pdf, размер 103 kb).



Здесь же напомню, что мой пра-прапрадед Александр Васильевич Горский (1812 — 1875), учёный богослов, видный историк и археограф, был также ректором Московской Духовной Академии и вёл службы в Архангельском соборе в Кремле. А мой прапрадед Михаил Высоцкий в начале XX-го века служил у патриарха Тихона, был казначеем (немалый чин в церковной иерархии).

В русском православии всегда жило течение, духовный исток коего принадлежал ведической древности. Течение это именовалось «христовщиной» (более известно под именем «хлыстовщина», которое ему дали боровшиеся с ним иерархи церкви).



О. Михаил (Высоцкий)

1835 — 1921 гг.

Последователи этого течения не отделяли себя от господствующей православной церкви и не только соблюдали все обряды, но и служили в самой церкви и почитались одними из ревностных её последователей и жертвователей. Потому они не подвергались преследованиям, в отличие от старо­обрядцев. Замечу, раскольники «хлыс­тов» отделяли от себя, считали кудесниками и волхвами за тайные обряды: волшебное причащение изюмом, поклонение Богородице, которую именовали Матерью Сырой Землей, песни, наполненные языческими образами.

Многие сомневались и в том, что они христиане. Их уподобляли буддистам, ибо самого Христа «божьи дети» («хлысты») признавали одним из многих Детей Божьих, что сродно с учением о Бодхисаттвах. Христами и Богородицами они почитали и тех, что рождались среди самих «хлыстов». В одно время могло быть несколько Христов и Богородиц, которых узнавали по особой волшебной силе.



Сергей Высоцкий (1874-1914) и Софья Горская (1882-1963)

Одной из старейших ветвей этой традиции были «анастасиевцы», последователи «обретёной Богородицы» Анастасии (старицы Настасьи Карповны), что была казнена за ересь в Санкт-Петербурге на Сытном рынке в октябре 1733 года. Рождённого ею «обретённого Христа», в миру Андрея, преследовал сыщик Ванька Каин. Кстати, и современные «анастасиевцы» сохранили преемственность древнего учения, восходящего к тайным течениям русского православия.

Здесь не место рассказывать в подробностях об особенностях сего толка в русском православии. Сошлюсь только на исследования «христовщины» Мельникова-Печерского в его работах «Письма о расколе», «Тайные секты». А в книге Мельникова-Печерского «В лесах» рассказано о языческих обрядах, о тайных сектах и расколе на Волге (т. е. как раз в тех местах, откуда я родом).

Рассказывает Мельников-Печерский и о последователе ересиарха Капитона крестьянине Юрьевецкого уезда Костромской губернии Даниле Филипповиче. Он жил сразу после раскола, т. е. в XVII столетии, и был объявлен своими учениками, а потом и почти всеми «божьими людьми» («хлыстами») Живым Богом.

На Данилу, по рассказу Мельникова-Печерского, сошел Дух Святой, явившийся «в огненной колеснице в славе своей». По преданию, Данила проповедовал, творил чудеса, возносился в небеса. Также «по наставлению Духа Святого Данила утопил книжное писание». Во время споров о том, по старым или по новым книгам можно спастись, Данила говорил, что ни те, ни другие никуда не годятся и что для спасения души необходима одна — «Книга Золотая, Книга Животная, Книга Голубиная, Сам сударь Дух Святой».

Из-под Юрьевца, где в XVII веке учил Данила, из деревни Будыри­но, вышли и мои предки по прямой линии, Асовы. Конечно они были знакомы с этими тайными течениями, но сами «хлыстами» не были, ибо хранили традицию более глубокую.





Семья Асовых: Платон Григорьевич (1839-1912), Анастасия Михайловна (1858-1931). Дети: Иван (высокий, мой дед), (1897-1938), Павел (1900-1967), Анна (1903-1997). Фото 1911.

Следует сказать об истории берендеевского рода Асовых и о самих волжских берендеях. Ныне, пожалуй, на Волге, под Костромой и Юрьевцем, не отыщешь ни одного человека, который называл бы себя берендеем, все берендеи слились с прочими русскими родами.

Но ещё в начале нашего века такое разграничение по вероисповеданию ощущалось, ибо берендеи хранили собственно древнюю русскую ведическую веру. Эту традицию застали здесь и П.И. Мельников-Печорский, и А.Н. Островский.

Сами же берендеи в сих местах появились в XII–XIII вв., накануне монгольского завоевания. Под Юрьевцем они поселились при Всеволоде Большое Гнездо и сыне его Юрии (в честь коего назван Юрьевец). Тогда они переселились из-под Мурома, из Переславля Залесского и Переславля Рязанского (ныне Рязань), где и ныне можно найти берендеевские и казачьи названия: села Берендеево, Урюпино, Казаки (такие же названия можно найти и на Дону). Дело в том, что ранее, в VIII–XI вв., этии земли принадлежали обширнейшей Чер­нигово-Северской Руси, в которую входили и все казачьи земли на Дону, и Тмутараканская Русь (Тамань).

Будыри и иные берендеи поселились сначала под Муромом на Оке, т. е. на северной окраине Северской земли, а потом и на Волге. Корни же этих родов уходят на Северный Кавказ и Тамань. Издревле будыря­ми называли тех, кто строил ладьи и челны-будары, или бусы (казаки и сегодня называют так небольшие суда).

Однако будыри — это не только те, кто строит суда, но и те, кто будоражит, будит. Издревле их артели хранили и духовную традицию, потому «будами» называли также и храмы-часовни (отсюда «будка», «будинок»). Кораблями называли себя и сами духовные общины, эта традиция перешла к «божьим детям». Во главе корабля обычно стоял «буссар» (т. е. «царь буса-корабля»).

Вспомним и то, что Будом или Побудом (т. е. «пробужденным», сиречь «буддой») «Книга Велеса» именует самого князя Буса Белояра (IV в.). Современником Буса Белояра, согласно дощечкам, был и князь берендеев Асень, Хранитель Вед. От сего Асеня, полагаю, и ведут свой род берендеи Асовы из деревни Будырино.

Тяга к корабельному делу сохранялась в роде Асовых и последние два века. Мне рассказывали, что брат моего прадеда в середине прошлого века был корабельным головою (капитаном) на одном из волж­ских судов. Сам же прадед, Платон Григорьевич Асов (1839–1912), обеднел и закончил жизнь бурлаком. Страсть к корабельному делу передалась и моему отцу, Игорю Ивановичу, инженеру-кораблестроителю, а потом и мне — я много лет работал на черноморских судах.

Но главный корабль, построенный Асовыми, — это корабль «Звёздной Книги»: «То не просто летучий корабль расправлял могучие крылья — это Звёздная Книга Вед разворачивала страницы!» («Книга Коляды» IV а).



Сны в Москве



После школы я покинул родовое гнездо, и Сокольское на Волге, где и ныне стоит наш дом, и Гороховец. Отправился в Москву и стал учиться в Московском государственном университете. Кроме истории, у меня было много иных увлечений, я закончил музыкальную и художественную школы, участвовал в физико-математических олимпиадах, в том числе и российских.

Поступив на физический факультет, вначале занялся ядерной и квантовой физикой, ибо хотел разгадать тайны строения материи, тайны времени.

Меня всегда интересовало время. Давно я заметил, что могу иногда видеть то, что будет впереди, предчувствовать близкое будущее или за­глядывать в прошлое (этим отчасти объясняются мои успехи на экзаменах). Но потом я осознал крайнюю опасность овладения этими знаниями. И свои сугубо теоретические работы, посвященные квантовому течению времени, не завершив, свернул.

Сделал первый резкий поворот в своей жизни и с отделения ядерной физики перешел на отделение геофизики. Стал экологом, занимался проблемами загрязнения вод Чёрного и Каспийского морей. А также стал геохронологом, в осадочных породах находил следы древних катастроф и по ним датировал события древней истории.

Во мне проснулась кровь будырей, я увлекся морскими течениями. Стал совершать путешествия по Чёрному морю на судах Университета, ходил в горы, в Приэльбрусье...



Баксан. Восхождение 1984 г.

И всегда, оказываясь в тех местах, я чувствовал, что я здесь не в первый раз, будто давным-давно уже видел и эти берега, и эти горы... Просыпаясь ночью на корабле, я вдруг вспоминал, что говорил во сне, но не на русском и даже не на старославянском, а на очень древнем, едва понятном языке...

Тогда же я создал студенческий театр «Ступени», писал сказки для спектаклей. И раз на спектакле выступил как Мастер Времени. В то время ко мне часто приходили сны, в коих я переносился (перелетал) на родину. Были удивительные сны, и я записывал их в тетрадь. Вот, к примеру, сон, записанный утром 23 декабря 1985 г. (то есть, как я теперь знаю, на Коляду).

«...Река. Уступ горы. Рядом по пойме рассеянно гуляют маленькие люди и необыкновенной величины животные. Ко мне подходит Синий Бык, которому я дохожу разве что до половины колена. Бык встает на колено, мама подсаживает меня. Потом Бык поднимается. Я сижу на его холке где-то под облаками. И мы в сиреневой дымке куда-то шествуем».

А вот сон, увиденный в ночь на 22 марта 1986 г. (то есть на Красную Гору).

«...Дорога Любви, которая ведет к мосту над рекой и к озеру. С одной стороны дороги кряжистые вязы, с другой гора, а впереди слышен чей-то высокий голос. Несколько человек, в том числе я и мой брат. Мы в белых одеждах идем по дороге и встречаем белобородого старца-слепца, который видит все лучше нас.

Все куда-то пропадают, за слепцом иду только я. И я знаю, что за нами кто-то следит со стороны. Слепец называет сего Следящего святым Борисом.

Слепец останавливается. Я как на исповеди рассказываю ему историю своей жизни, причем говорю не только о том, что было, но и о том, что будет (все сбылось, и радостное, и грустное). Старец сочувствует: будет много испытаний. И указывает на Путь. И тут дорога обращается в два бесконечных ряда книжных полок».

Я тогда не знал смысла подобных снов, но считал их важными, потому записывал. И только сейчас, обращаясь к старым записям, я понял, что уже тогда шел к «Звёздной Книге Коляды», и испытания были направлены только на то, чтобы я боролся и шел по Пути.

И как же теперь, находя в старых записях снов образы Синего Быка, старца-слепца и святого Бориса, не вспомнить о том, что это лики древнего бога Велеса, коего мы, берендеи, всегда почитали своим предком...



Начало работы





Поход Геленджик-Варна-Поморие, 1988.

После Москвы судьба занесла меня в Геленджик, где я стал рабо­тать научным сотрудником в НИИ Океангеофизика. Стал ходить на яхтах по всему Чёрному морю, от Варны до Сочи. По пути Одиссея и аргонавтов… И вновь передо мной Чёрное море, суда, яхты, а впереди манят Тихий и Атлантический океаны...

Но я все более погружаюсь в работу со словом, развиваю и пробуждаю свои старые особые способности, чему способствует поистине волшебный приморский воздух, дышащие энергией горы с древними дольменами-храмами на их вершинах. Я называл эти способности рождением снов наяву.

И вот 14 апреля 1988 г. в своем дневнике я записал: «Новая тема. Восстановить славянскую языческую мифологию по сказкам бабушки Любы. Дать истории Гамаюна, Сирина и Алконоста...»

Вот она, дата рождения замысла «Гамаюновых Песен»: 14 апреля. Это день Марьи-зажги снега, а по старому — День Семаргла, когда прежняя жизнь, зима сжигаются богом огня и грядёт весна.

Тогда же, в 1990 году, у меня вышел из печати первый рассказ о праздновании Крещения Господня из сборника «Ярополчские сказы». Этот рассказ я подписал Бусов, помятуя о князе антов Бусе. А также об одном случае, долгое время остававшемся для меня загадочным... В одной из краеведческих экспедиций на Волге так назвал меня один старик, как я понял, из «хранителей». Но тогда я не придал этому значения.



Потом я вернулся в Москву.

Поступил в аспирантуру и одновременно стал сотрудничать в журнале «Наука и религия». Сделал для журнала первые работы о Черноморской Атлантиде, о Святогоре, на основе изучения античных и славянских легенд, которые сравнивал ещё в Геленджике.

Продолжил изучение ведической традиции, которую уже тогда не разделял на славянскую и индийскую и даже иранскую, китайскую и иные. Какой достаточно древний источник я не открыл бы, всегда узнавал знакомые с детства сюжеты, созвучные имена... Уже давно я пришёл к выводу, что древнейшие мировые мифы лучше всего сохранились на Руси. Русские боги только надели личины былинных богатырей, бояр, христианских святых...

В волшебном и сказочном, былинном мире нет границ между народами. Сюжеты и образы свободно перетекают из Руси в Грецию, Иран, Индию, Китай. Им не препятствуют ни горы, ни пустыни, ни моря.

Большие куски текстов из песен калик перехожих можно найти в Ригведе, священном писании индуизма, где они даны более подробно. И, наоборот, некоторые едва отмеченные в индийских Пуранах сюжеты мощно и многокрасочно даны в русских балладах, в былинном эпосе. И так далее, и так далее. Речь идёт о тысячах источников, о многих томах, кои заключают в себе разные куски общемировой ведической традиции.

Однако исток Вед находится на Руси, именно русская традиция наиболее архаична. Именно русский язык изначально предназначен для хранения важнейших Песен.

И всегда, когда я работал с источниками, с древними текстами, в том числе с помакской «Ведой славян», с дощечками «Книги Велеса», с «Бояновым гимном», с руническими надписями, я ощущал помощь извне. Ко мне приходила помощь, когда я шёл по правильному Пути. Но были и суровые испытания, когда на это не хватало сил...



Почему так произошло? Когда в 1992 году спешно, на средства подписчиков, было выпущено первое издание «Гамаюновых песен», было ощущение, что мы чуть ли не воз­вращаемся в эпоху до-письменную: взлетали цены на всё, упали тиражи всех изданий. Тираж «Науки и религии», имевшей миллион подписчиков, рухнул до двадцати тысяч. Началась резня на Кавказе, грозящая перекинуться на всю страну.

Тогда и мне пришлось столкнуться с немалыми трудностями, и жилищными, и семейными. Несколько лет пришлось вести жизнь тяжкую, без прописки и крыши над головой, ночевать сначала в «убежищах», затем в редакции, мотаться между Владимиром и Москвой, потом ухаживать за больными родителями, по сути одному растить сына и т.д. Большая часть работы над сказами была сделана в больницах, в электричках, в метро.

Порой жизнь бросала меня на самый край, когда казалось нет выхода. Но всё волшебным образом изменилось, когда пришло осознание, что все беды в жизни даны нам как испытание. И если выйти на Путь, помощь придёт.



Бусова Стезя




Бус Кресень. Фильм «Внуки Дажьбога».

Центрнаучфильм. 1992



И этот Путь – суть Путь Бусов. Имя Буса Белояра – князя антов IV века – сопровождает меня всю жизнь, с тех пор, как я его впервые прочёл в «Слове о полку Игореве». Его образ, как образ Спасителя со свирелью, вознесённого птицей Матерью Славой в Ирий, можно увидеть на обороте талисмана Белояровой веры на первой странице это сайта (дотронься до этого талисмана, чтобы узнать о нём больше).

Моя жизнь – суть служение Бусу, потому я и назвал себя Александр Бусов в 1990 году , в первой публикации рассказа из сборника «Ярополчские сказы». И именно поэтому в 1992 году на студии «Центрнаучфильм» при съёмках фильма «Внуки Дажьбога» мне дали роль волхва Буса, которого я назвал Кресенем (тогда был мой день рожденья, а родился я в июне, по-старославянски «кресене»). Это имя возникло в сценарии картины, и я не думал, что именно мне и предстоит сыграть эту роль. Но гримёр за пять минут сотворил из меня такого кудесника, что лучше и не придумаешь. Актёрское ремесло было мне не в новинку, в театре я работал также уже много лет, не перестал дружить с миром кино, а также с телевидением, и по сей день.

И тогда же, в первом издании поэтического сборника «Гамаюновы песни», это имя и возникло, как имя их древнего творца. Невозможно было приписать всю работу над песнями себе, ведь я только реставратор, переводчик. Мною эти песни были собраны и литературно обработаны. Такую же работу делал до меня про­фессор Элиас Лённрот с финским эпосом «Калевала» легендарного Вейнемённена.

И теперь вся моя жизнь – это путь к Бусу. Все мои силы направлены на преодоление бездны времени, отделяющей нас от Времени Буса. Мне уже удалось перевести «Книгу Велеса», в которой о Бусе Белояре рассказывает волхв Бус Ладень (Ягайло Ган), живший в IX веке. Удалось опубликовать и «Боянов гимн», в коем Буса прославляет его брат Златогор и сын песнопевец Боян. И недавно мною была найдена одна из пока ещё неопубликованных легенд о Бусе Белояре (Белом короле) в болгарской «Веде славян». Также мною начата работа над воссозданием сказаний той эпохи: эпоса «Книги Коляды» и сказаний о Святоярах (первое из которых, роман «Волшебник из Асграда», вышедший в 2003 году, повествует о князе Асгасте и его сыне первом Яре, а последний, седьмой, будет повествовать о самом князе Бусе Белояре). Работа над Песнями также продолжается. В 2005 начат выпуск серии «Веды Руси», первой книгой «Песни Гамаюна», за ними последуют «Песни Алконоста», «Песни Сирина», «Песни Финиста» и т.д.



Ныне жизнь моя стала более устойчивой благодаря обретению Пути. За последние годы мною было выпущено уже более 30 книг. Это и «Рус­ские Веды», памятники, вошедшие в хрестоматии по древней славянской культуре, школьные учебники. Также я выпустил несколько научно-популя­рных книг, рассказывающих об античной истории и культуре славян. Эти книги вышли немалыми тиражами, были переведены на европейские языки и вошли в систему образования ряда славянских стран.

Теперь меня волнует иное. Как спасти части традиции, сохранившиеся в иных землях. Не только мне, но и ряду крупнейших учёных-источниковедов известно, где, в каких странах и хранилищах хранятся древние славянские ведические рукописи. Например, есть ос­нования полагать, что песни «Веды славян» о Бусе Белояре, князе славян IV века, коего почитали Сыном Солнца, сохранились в Бол­гарии и в виде рукописей, и как живая традиция. Есть сведения о славянской рунической библиотеке: 12 книгах X века и т.д. Но сейчас у нас нет средств для поиска этих рукописей. А ведь это дело государственной важности. И тем не менее поиски рукописей, экспедиции к затерянным городам и т.д. продолжаются. И вы также можете принять в них участие (для сего загляните на WEB-страницу «экспедиция»)

Чтобы открыть эпоху Русского Возрождения, сделать более счастливым окружающий наш мир, обрести ту идею, которая даст нам понимание пути, коему мы должны следовать, необходимо обратиться к корням, к великому наследию Руси Ведической.



 
Народная галерея:
 
 
Портрет Бродской Юли
Портрет Бродской Юли
Портрет дочки Настеньки
Портрет дочки Настеньки
 

 
«Радио Культура»
 
 

 

Слушать прямой эфир

"телефон прямого

эфира: (495) 633-55-65"

 

 
Конкурс Высоцкого
 
 
Зима Сергей
Зима Сергей
Числов Александр Викторович
Числов Александр Викторович
 

Главная
страница
Коллекция
Музея
История
Музея
Авторы
проекта
Художники
Музея
Новые
поступления
Попечители
Музея
Помощь
Музею
Услуги
НПГ

 

Яндекс.Метрика